***
К списку

Бакальское месторождение

Россия. Челябинская обл., Саткинский р-н. Бакальская группа месторождений сидеритов и бурых железняков.

  На площади 150 км2 находится 24 сходных железорудных месторождения.

   Впервые руда здесь была найдена Петром Рябовым в 1756 году у берега речушки Буланки. По состоянию на 1995 год запасы составляли 1100 млн.т., из них бурого железняка 38 млн.т., остальное - сидериты.

  При текущем уровне добычи Бакальское рудоуправление обеспечено разведанными запасами более чем на 100 лет.

В Бакальской группе месторождений найдено более 200 отдельных рудных тел в виде пласто-, гнездообразных и линзовидных залежей и рудных жил.

Наиболее крупные пластообразные залежи занимают площадь 1,5-2 км2 и имеют мощность до 80 м. Контакты сидерита с доломитом, как правило, резкие. Содержание железа на контакте изменяется с 27- 30% в сидерите до 2-5% в доломите. Сидериты от известняков всегда разделены зоной метасоматических доломитов шириной от едениц до нескольких до сотен метров. 

Внутри пластообразных залежей прослойки сланцев в рудовмещающих пачках, линзы кварцита, дайки и пластовые залежи диабаза, рассеянный в карбонатных породах песчано-глинистый материал не замещаются рудой, и поэтому все первичные неоднородности строения карбонатных пачек сохраняются в строении рудных залежей.

Местами в рудных залежах наблюдаются доломитовые «останцы» - участки рудовмещающего пласта, не замещённые рудой. Основные компоненты руды - сидериты, полуокисленные сидериты и окисленные руды. Последние представлены плотными гидрогётитами, бурыми железняками и гидрогематитовыми (турьиты) порошковатыми бурыми железняками (охры и черноталы), буро-охристыми, кавернозно-почковидными (сферолитовыми) и глинистыми бурыми железняками.

Основным рудным минералом является сидероплезит и пистомезит, в котором кроме Fе (25-40 %) и МgO (7,5-19 %) содержатся СаО (до 1,5-3%) и МnО (до 2%), которые составляют 80-95% рудной массы. Оставшиеся 15-20% приходятся на доломит, анкерит и барит. В небольшом количестве присутствуют пирит, халькопирит, гематит, галенит и сфалерит. В трещинах близ дневной поверхности отмечаются опал, халцедон и арагонит. Глубина зоны окисления 3 - 110 м.

Граница между сидеритами и окисленными рудами неровная. Окисленные руды сложены гётитом, гидрогётитом (бурые железняки), гематитом и гидрогемаитом (турьитом). Гётит имеет небольшое распространение, им сложены почковидные образования в виде сферолитовых корок в пустотах и трещинах. Нерудные минералы представлены кварцем и глинистыми минералами. В небольшом количестве присутствуют магнезит, анкерит, барит, альбит, апатит, вад, пиролюзит, пирит, халькопирит, галенит, сфалерит, магнетит, вивианит. Предположительно, сидеритовые пласты могли образоваться на месте доломитов в результате воздействия на них железосодержащих низкотемпературных гидротермальных растворов.

Это интересно.

Существует такая легенда, связанная с Бакальскими рудниками: В двадцатые годы 20 века жители деревни Первуха, что на полпути между Рудничным и Юрюзанью, рассказывали легенду о исчезнувшем руднике, на котором лежит заклятие покончившего с собой штейгера. Известна она и жителям Рудничного и Катавки - поселений, образовавшихся в процессе освоения Бакальских руд. Но, чтобы читателю было понятнее причины произошедшего, ему следует познакомиться с системой горных работ в прошлом. Вот как писал об ней управитель Тяжеловского рудника П. В. Старков: «У тогдашних работников горного дела не было решительно никакого представления о характере разраба­тываемых рудных залежей и о методах исследования мес­торождения, но этот пробел в их технологическом кругозоре не останавливал их внимание, да и вряд ли они его чувст­вовали; исследование месторождения должно было казаться им... прихотью ввиду того изобилия руды, которое обеспечи­вало заводы на длинный ряд лет, и все недостатки, выра­жавшиеся в малой подготовленности такого большого дела, как разработка крупного рудного месторождения, обезвре­живались лозунгом людей, не умеющих заглядывать в бу­дущее и живущих только ближайшими целями настоящего: «На наш век руды хватит, а там хоть трава не расти». Этот лозунг подсказывал мысль — идти за рудой сколько можно, а дальше видно будет». Добычными работами, как правило, управляли обыкновенно крепостные люди — горные надзиратели, которые отличались от других рудокопов большим достатком в жизни и некоторыми навыками письма и чтения.. О геологии они могли не иметь никакого понятия - выходов руды на поверхность было более чем достаточно. На взгляд «горного» выбиралось подходящее место, снимался поверхностный слой почвы, и дальше уже раскапывали сплошную руду, попадавшуюся пустую породу отво­зили и сваливали рядом, чуть поодаль вывозили руду для высева. Постепенно яма, становилась все глубже, и лет эдак через несколько достигала глубины 25—30 метров, и, учитывая ее отвесные стены, представляла большую опасность для рудокопов. Нередко случались обвалы руд, крупных глыб известняка, кварцита, вызывавшие гибель работных людей. Зачастую было проще не расчищать завалы, а начать новую разработку, благо руда была повсюду. Горный надзиратель так и поступал. Так оно и шло. В результате такой бессистемной добычи лет через 35—40 эксплуатации месторождения, были «созданы» многочисленные ямы с отвалами пустой породы и высевами между ними. Дак вот теперь собственно о легенде. Владельцы некоторых заводов в начале XIX века давали техническое образование детям своих крепостных, чтобы иметь собственного специалиста. Вот такой специалист - штейгер согласно легенде заведовал рудником где-то в южной части хребта Шуйды в начале прошлого века. Он резко отличал­ся от приказчиков и горных надзирателей Успенских и Тяжеловских рудников - был грамотным, хорошо понимал в рудном дели, не применял телесных наказа­ний, помогал работным людям. На фоне полного бесправия рудокопов такое поведение штейгера-крепостного не про­шло мимо старшего приказчика Юрюзанского заводоуправ­ления, которому принадлежал рудник. Штейгер за какое-то упущение был разжалован в простые рабочие, а во главе рудника был поставлен «обычный» горный надзиратель, которому юрюзанский управитель отдал приказ выпороть инженера, что тот выполнил с удовольствием. Штейгер в тот же день покончил жизнь самоубийством. На другую ночь рудник исчез вместе с новым горным надзирателем, а место, где он был, заросло травой, лесом, и люди совершенно забыли о нем. Ходили слухи, что перед смертью штейгер будто бы воскликнул: «Да будет проклят этот чертов рудник, пройдут столетия и ни одного пуда руды с него не возьмут!» Старики-рудокопы в конце прошлого века рассказывали: «Пойдешь на рудник, ходишь вокруг и никак не можешь найти. Слышишь, что гремят где-то рядом под землей тачки, лопаты и кайла, а рудника не видать...»